Previous Entry Share Next Entry
PostМосковское
30min_do_vesny

Вне всякого сомнения, Москва — существо женского пола. У нее ослаблено чувство времени, поэтому в отличие от городов-мужчин, она равнодушна к прошлому и живет исключительно настоящим. Вчерашние герои и вчерашние памятники для нее мало что значат — Москва без сожаления расстается с ними, у нее короткая память и несентиментальное сердце.


Б. Акунин, Внеклассное чтение

13140859831918Если кто-то будет вам рассказывать, как тихой летней ночью он стоял, скажем, на Воробьевых Горах и, запрокинув голову, считал звезды – не ведитесь. В Москве звезд не видно. Лишь заброшенные размытые акварельные точки зырят синими дырами где-нибудь на окраинах. Ночью небо там красноватое, сизое, подсвеченное огнями и вспышками до копоти. И под этим небом копошится огромный, утыканный бетонными коробками муравейник из людей, машин и маленьких собачонок.

Если вы, как и я, типичный лимитчик, то для вас Москва окажется престарелой приемной тетей, с которой вам выпало жить. Где-то есть кровный папа – ваш родной город, куда так здорово приезжать: тут сводят в парк, накормят сахарной ватой, позовут в гости. Это похоже на маленькие каникулы. А потом опять приходится возвращаться к той тете, которая при ваших рассказах скептически морщит нос и поджимает губы.

Если же вы только-только собираетесь попытать счастья в Первопрестольной, то не дрейфите: Москва - безОбразная и перемешанная, как разбросанный детский конструктор. Приехав сюда, понимаешь, что в этом хаосе и бессистемности найдется уголок и тебе. Слишком уж тут много всего: сумасшедших, оголтелых карьеристов, строгих саентологов в черных одеждах, законченных наркоманов, барыг, проспиртованных панков и очковых интеллигентов. Вопрос только в том, действительно ли оно вам надо.


* * *


А вот я не чувствую себя русской, я — петербургская. Москва меня обезличивает. Я вообще мало знаю и не понимаю Россию. Мне кажется — это страна людей, которые не нужны никому и сами себе не нужны.

М. Горький, Жизнь Клима Самгина

Начнем по порядку. Конкретно я уехала из своего города, потому что мне надоело писать «милый друг, здесь все ху*во, не возвращайся никогда» товарищу, отбывшему в Киев на пмж еще раньше меня. В столицу тянула новая работа, друзья и целая мордовская диаспора, состоящая из моих одноклассников и однокурсников, давненько обосновавшихся здесь. Как ни странно, ни с кем из земляков за целый год я так и не увиделась: Москва невероятно разобщает, да и времени у них не было. Как оказалось, лучший способ потерять контакт с каким-нибудь приятелем – обоим переехать в Москву. Здесь нету друзей, зато есть работа. Кстати, о работе. Жители Москвы думают о деньгах 12 часов в сутки: 8 часов рабочего дня + 2-4 часа дороги до офиса. Если вы живете в каких-нибудь Мытищах, думать о деньгах приходится больше. Если вы не думаете о деньгах, вас считают бездарным пустозвоном, неудачником и лентяем, приехавшим прожигать свое время в Город Больших Возможностей и попросту занимать здесь чье-то место. А она не резиновая, между прочим! Бытует мнение, что деньги здесь приклеены к полу, стоит только явиться с подходящим совочком – и можно уже отдирать и складывать их в специальный мешочек. Представляю, какое разочарование ждет тех, кто, действительно, так думает.

Впрочем, куда больше разочаровывает другое. Осознание себя мелким винтиком какой-то системы, винтиком, которому еще не придумали названия и четкого места. Как-то мы сидели с Катюхой, моей начальницей, приехавшей из Минска, на первом этаже бизнес-центра:

- Катюх, - говорю, - а ты чувствуешь себя «москвичкой»?
- Нет, конечно, ты что? – последовал ожидаемый ответ. - А кем ТЫ себя здесь чувствуешь?
- Не знаю. Никем, наверное.

Особенно это заметно в метро. Попробуйте проехать по кольцевой в 8 утра и посчитайте, сколько раз вам сожмут диафрагму, потопчутся на носках, схватят за бока (а то и пониже) и положат на плечо пакетик с какой-нибудь протекшей селедкой. Ощущение, когда ты для другого человека – ничто острее всего выявляется при тотальном нарушении дистанции и зоны личного комфорта. Потоптались и разошлись. Просто так надо. Нет, дело не в политике общественного транспорта, характерной для всех городов. Бабушка с селедкой из моего родного города – совсем не то же самое, что небритый таджик в спортивных штанах где-нибудь на Октябрьской. Порой мне казалось, что если я чего доброго помру прямо здесь и сейчас - посреди этого вагона, меня попросту отпнут в сторону, как пустую жестяную банку и поедут себе дальше. Ведь ничто не случилось.
Как ни странно, у меня есть товарищи, которые переехав в Москву, чувствуют себя здесь отлично. Даже отдавая половину зарплаты за аренду квартиры. О внутреннем локальном статусе я предпочитаю их не спрашивать.

* * *


Меня раздражает, что сейчас люди всё меньше и меньше делятся на мужчин и женщин. Что мужчины не претендуют отличаться от тебя… Настоящий мужчина, прежде всего, щадит женщину. А сейчас всё больше какая-то беспощадность. Хотя, может быть, это Москва. Потому что в других городах люди совсем другие. Даже больницы другие: там к тебе относятся как к человеку. А в Москве всё по-другому.

Рената Муратовна Литвинова

001zp1zhМоскву без спальных районов представить невозможно. Я бы сказала, именно здесь, на ее окраинах, и сокрыта вся прелесть, колорит и богатство. Мне посчастливилось жить в таком районе, где есть метро, и дорога до работы у местного пролетариата занимает всего 1,5 часа. Бывает и хуже. С виду это - бесконечный тетрис из бетонных коробок, за которыми и солнца не видно. Кое-где мелькали детские площадки, утыканные жидкими саженцами рябины и хиленькими елочками, которые вот-вот посадили. Каждый зеленый островок, каждая клумбочка тонула посреди гранита, бетона или асфальта, и от одного островка к другому постоянно курсировали толпы гуляющих, велосипедистов и собачников. Концентрация выгуливаемых собак, к слову, была такая, что вызывала во мне желание убить их вместе с хозяевами. Кудрявые собачонки, собачонки с хвостиками, собачонки в комбинезонах, в кружевных юбочках, пронзительно вякающие и снующие то там, то здесь. На каждой улице, под каждым кустом обязательно находилась какая-нибудь мелкая собачонка. Нет, о совочках и специальных пакетах для собачьих отходов их хозяева не знали. Иногда на одну полянку претендовало сразу несколько собачонок, а потом, вероятно, сюда приходили юные родители выгуливать ребенка.

Отдельного упоминания заслуживают гости с Востока. Куда ж без них-то. Сидя в Саранске и, более того, обучаясь на факультете иностранных языков, я бесконечно и совершенно искренне любила все национальности и народности. Оттуда делать это было легко и приятно. Однако в Москве мой дремавший доселе шовинизм странным образом обострился – стоило только увидеть, как себя ведут некоторые отдельные субъекты. Каждая окраина начинена гостями столицы в кепках, кожаных куртках, спортивных трениках с лампасами и красных мокасинах, которые время от времени бросают любой мусор себе под ноги и звучно пьют пиво там, где этого можно было бы не делать. Как-то ранним утром, направляясь на работу, я встретилась с «юношей» такого упырястого вида, что, казалось, он готов зарЭзать меня прямо под путями легкого метро, но, то ли погода была не та, то ли людей вокруг слишком много. Разумеется, есть слой совершенно безобидных порядочных людей, метущих себе дворы и убирающих подъезды, ведь сами москвичи делать этого никогда не будут. Однако есть и те, кто сделал бизнес на такого рода работе и теперь таранит своей машиной пешеходов, потому что у него на Родине так принято. Впрочем, это вина отнюдь не гостей с Востока, а местных жителей. Объяснить им, что «у нас так лучше не делать», а также внушить уважение к элементарным местным обычаям здесь некому. Разве может город, добрая часть жителей которого – временные пассажиры, едущие на подножке трамвая, что-то противопоставить в ответ? А во-вторых, как уже говорилось, здесь все очень заняты зарабатыванием денег и отвлекаться на всякие мелочи попросту некогда. А чего пенять, что себя не уважаем? Сами так захотели.

... принимая меня на новую работу, начальник спросил, почему же я покинула город Больших Возможностей и жалею ли я об этом. Я уставилась в пепельницу и задумалась. И все-таки, Москва – это не город. Это явление, ощущение. Это то, что делает вас круче как человека и профессионала. То, что научит ценить непосредственность и простоту окружающих. Я рада, что у меня в жизни случилась Москва. Случилась и своевременно отпустила. В мире ведь есть куда более важные вещи, чем гонка за чем-то неосуществимым и прилагающиеся к этому дворцы из стекла и бетона. Такие дела, брат. Любовь.


  • 1
хм... надо же как все всех индивидуально. А я тертий год в Москве, не думаю о деньгах, сравнительно регулярно общаюсь со старыми друзьями и завел много новых. чувствую себя как в своей тарелке и не по каким другим городам не скучаю... Наверное - каждому свое, а написано все же хорошо, душевно.

А я перебралась в Минск и здесь чувствую себя в своей тарелке :) Тут жутко уютно: большие ивы, клен под окном, католические церкви и люди совсем другие.

  • 1
?

Log in